• Home »
  • Интервью »
  • Интервью Роберта Паттинсона для TimeOut London: «Я не могу жить в Лондоне!»

Интервью Роберта Паттинсона для TimeOut London: «Я не могу жить в Лондоне!»

Ну что ж, больше никакого Р-Патца. Первый пост-сумеречный фильм Роберта Паттинсона выходит на экраны, и он встретился с Кэт Кларк, чтобы поговорить о чрезмерной нервозности, переживании своего вампирского прошлого и о том, почему слава превратила его в отшельника

С последних «Сумерек» Р-Патц (как нам надо прекратить его называть) отдалился от атрибутов славы, расстался с Кристен Стюарт и работает со своими любимыми режиссёрами со времён студенчества – Дэвидом Кроненбергом, Вернером Херцогом и, как он рассчитывает, вскоре в этот список попадёт Хармони Корин (который пишет фильм специально для него). И это окупается.

«Малыш может играть» — такой вердикт вынес один из критиков о роли, которая переопределила его карьеру, в «Ровере», пост-апокалиптичном австралийском роуд-муви. Паттинсон играет Рея, заикающегося, травмированного, потерянного парня с татуировками, оставленного умирать братом в глуши.

Выбивало ли тебя из колеи актёрства постоянное вмешательство папарацци?
Роберт: Нет. Актёрство – это та вещь, которую ты можешь контролировать. Если ты сдаёшься, то ты просто пешка в чужой игре. Но я определённо стал отшельником. Я ненавижу, когда меня фотографируют. Так что моя жизнь во многом видоизменилась. Я хожу только туда, где есть подземные парковки. Это звучит глупо. Но это значит, что мне не нужно беспокоиться.

Кира Найтли говорила о папарацци, которые пытались развязать драку с её братом, чтобы получить реакцию. Тебе это знакомо?
Роберт: Это пугающе. Если ты выходишь куда-то, и ты немного прав, то это закон средних чисел… только вопрос времени, когда ты дашь кому-то по лицу, и это будет стоить миллион долларов. Вот почему я не могу жить в Лондоне. Я хотел бы, но в этом нет смысла. Вокруг твоего дома постоянно околачиваются люди. В Лос-Анджелесе я переехал в коттеджный посёлок.

Режиссёр твоего нового фильма «Ровер» Дэвид Мишо сказал, что его самым большим опасением было то, что вы, актёры, скончаетесь от 45-градусной жары в австралийской пустыне. Тяжело было?
Роберт: Нет! Все спрашивают о том, насколько ужасными были условия, но это было довольно мило. Мне понравилось. Пейзаж – удивительный и красивый. Город находился в пустыне, в девяти часах от Аделаиды. Там было нечего делать. Один паб. И всё. Я буквально питался хлебом и соусом для барбекю каждый день шесть недель подряд.

Тебе нужно было проходить пробы?
Роберт: Да. Моя основная проблема в актёрстве – это чрезмерная нервозность, особенно на пробах. После «Сумерек» я старался их избегать, я прошёл, может, около трёх. Идея участвовать в соревновании – это слишком для меня. Но Дэвид дал мне 45 минут побороть неврозы, прежде чем мы начали. После первого часа я успокоился.

Где в этом фильме женщины? Он такой «мачо».
Роберт: Там вообще нигде нет женщин! Но во всех этих городках, добывающих уголь, или в Канаде, где добывают нефть, действительно нет женщин. Это немного странное окружение, потому что парни чуточку сходят с ума.

Недавно кто-то описал тебя как «пугающе нормального». Это похоже на правду?
Роберт: Разве это не наполовину оскорбление? «Пугающе нормальный» — ничего хорошего!

Мне кажется, это о том, что слава не превратила тебя в монстра.
Роберт: Ну, я связался с «Сумерками», так что я всегда находился в отчуждении. И тебя немного пугает перспектива потерять себя, так что ты цепляешься за определённые аспекты в своей жизни. У меня есть действительно хорошие друзья ещё с тех пор, как я взрослел. Я думаю, люди, которые теряют это – те, чьи друзья появились только вместе со славой. Это другой вид друзей.

Источник

Поделиться: